Меню

Официальный сайт

Три дня в краю башен. Как Ингушетия отметила 20-летие республики

27.06.2012

Микроавтобус не спеша взбирается по горной дороге – знаменитая Военно-Грузинская. Остановка у разговорчивой речушки: сколько веков она гладит неповоротливые камни? Пограничники собирают паспорта – проверка. Рядом – госграница.

Журналистская братия ропщет: с раннего утра на ногах, так долго едем, давно стемнело, скоро футбол, устали… Это день первый. Впечатлений пока больше минусовых. Но все они безоговорочно плюсуются, когда закреплённые за нами «гиды» Беслан и Магомед везут нас на экскурсию по Джейрахскому ущелью.

Навсегда в истории

Мы – это группа пишущих, снимающих, ведущих блоги. География – от Китая до Финляндии, Чехии и Болгарии. Блогер Стас приехал из Карелии раз в десятый – такого преданного и влюблённого в Ингушетию туриста ещё поискать. Все остальные в большинстве своём открывают для себя эту часть России. «Как здорово, что страна наша такая большая – в ней есть всё: горы, пустыни, леса, столько интересного для путешествий, такой размах!» - делится Стас. Он – первопроходец «домашнего» и «этнотуризма». Как-то пригласили остановиться в обычной ингушской семье: «Я тогда полностью погрузился в быт, традиции, много чего узнал». Он шпарит цифрами и фактами из истории республики - в 2002-м в горной её части смыло село Ольгетти. Сегодня здесь новенький посёлок, выстроенный за короткий срок. Строят и сейчас – больницу. Вообще стройка для Ингушетии – дело обычное. Строят, достраивают, реконструируют. С 1 июня один за одним сдают в строй объекты.

Самый пик торжеств – 9 июня. Это наш второй день в Ингушетии. Близ Магаса открывают Мемориал Памяти и Славы. После раннего подъёма и 2-часового переезда мы мокнем под дождём в ожидании официальных лиц. «По шариату начинать дела в дождь – во благо, это добрый знак», - объясняет Фатима, журналистка местного ТВ и по совместительству тоже наш гид.

Всего полгода назад здесь было пусто – только надписи извещали о планах. Да одинокая башня, опутанная колючей проволокой, где был музей, посвящённый депортации. Сегодня – громкий архитектурный ансамбль, венчает который символ Ингушетии. И её память и слава – монументы отважным воинам, что сражались в рядах армии Российской империи с 1770 года – турецкие, балканские войны… Сколько их полегло на снежных перевалах Европы? И сколько вернулось полными георгиевскими кавалерами! Конники Дикой дивизии и защитники Брестской крепости…

В дни юбилейных торжеств был открыт ещё один мемориал – в память погибших и пропавших без вести в годы осетино-ингушского конфликта. Глава республики Юнус-Бек Евкуров назвал этот комплекс самым значимым – рана ещё кровоточит. «Потерявшим близких есть где поклониться их памяти, здесь 200 надгробий по числу пропавших без вести в 1992-м, - говорит уполномоченный по правам человека в РИ Джамбулат Оздоев. – Люди до сих пор ждут и надеются узнать хоть что-то о судьбе своих родных. А если будут найдены останки близких, захоронят их на этом мемориале…»

На торжества прибыли вице-премьер, полпред Хлопонин, глава Счётной палаты Степашин, первые лица субъектов СКФО, главный муфтий России Равиль Гайнутдин, представители духовенства округа. Гостей – море. После открытия территория комплекса заполнена так плотно, что мы с трудом протискиваемся к выходу.

«ЛКН» в пути

Дождь тем временем перестал, праздник же разрастался в масштабах и предложениях. В череде палаток расположились выставка достижений ингушской экономики и изделий народных умельцев. Предприниматели демонстрировали чудеса креатива – от нарядов из рыбьей кожи (единственная в СКФО технология) до традиционной выпечки и сладкой халвы.

В павильонах угощали халвой маленькой, а по соседству представители российской Книги рекордов Гиннеса измеряли гигантскую, в 102 метра халву-рекордистку. По ингушски она называется «хол» и готовится из пшеничной или кукурузной муки, сахара, топлёного масла и орехов. Реально вкусно.

На специальной площадке гарцевали джигиты – белые папахи, гнедые кони. А в небе над праздником кружили пилоты-асы – авиашоу. Перечислить же все праздничные объекты – слишком мало места. Самые крупные точки - православный храм в станице Слепцовской, спортивные школы, детские сады, завод по производству асфальта, жилые дома. И летний амфитеатр на 1300 мест, куда попасть, увы, смогли далеко не все. Даже по приглашениям!

«Люди так соскучились по праздникам, - констатировал Евкуров, - даже всех предложенных мероприятий оказалось мало». А значит, их в республике будет больше. И это помимо всех экономических плюсов (а Ингушетия на 2 месте в России по инвестиционной привлекательности) серьёзный показатель стабильности. Амфитеатр же будет принимать и кинозрителей, и своих прославившихся земляков – известную группу из лиц кавказской национальности - «ЛКН».

Масштабная концертная площадка, какой нет ни в одном субъекте СКФО, приняла за один день два грандиозных шоу – народных артистов из всех субъектов округа и столичных звёзд. Глава республики пояснял позже: «Жасмин и Надежда Бабкина даже денег за выступление не взяли. Бабкина сказала так: только проезд оплатите и покормите нас». Праздничный концерт завершился фейерверком, за который Евкуров даже пожурил подчинённых – чересчур помпезно.

«Хочу жениться!»

И вот день третий. Наш водитель, очень похожий на режиссёра Сокурова, рассказывает о своих предках – в переводе фамилия рода звучит как «живущие у леса». Мы едем по Джейрахскому ущелью, красота потрясающая, вокруг – скалы и плотные ряды деревьев. Издалека многие вершины - зелёные и пушистые. Вдали – гордые башни, от них веет средневековьем и воинской доблестью. Подъехать ближе нельзя, тонкие горные тропы – одна дорога. Барашки кажутся мелкими насекомыми – так далеко. Въезжаем в село Ольгетти. Улица здесь одна – имени Путина. Назвали так в 2002-м, после «скоростной» стройки, когда выросли в горах уютные домики красного кирпича - альпийская деревня по ингушски. Чешские коллеги устремляются на поиски собеседников – кто и как здесь живёт? Оказывается, все – Евкуровы. Зайнабит и Гапур – старожилы. Иностранные журналисты интересуются, ощущают ли в селе кризис. Старики смеются. Они видели многое – из родных мест их выселяли молодыми, вернулись они зрелыми мужчинами. Так и живут в Ольгети, растят уже правнуков. А кризис видеть не довелось. «Я б ещё женился! – кричит Зайнабит. – Сколько лет без подруги». Ему за 80, Гапуру – 85. Он товарища поддерживает. «А дети не будут против?» – спрашиваю аксакала-жениха. «А кто их спросит, мы же на Кавказе», – смеётся наш проводник Беслан. Тогда все карты в руки нашим блогерам – прокатится по Сети предложение из горного Ольгетти, родового села главы республики. Зайнабит Евкуров не против Интернета.

Любоваться горами можно бесконечно. Нас торопят – пора в Магас, на пресс-конференцию. Она проходит в новеньком здании Национальной телерадиокомпании.

Джейрах и гостеприимство Ингушетии впечатляют. Это – устоявшиеся кавказские бренды. А скоро появятся новые – к ноябрю в горной Ингушетии выстроят горнолыжные трассы. Говорят, Юнус-Бек Евкуров на вопрос «А если не успеем?» ответил так: «Все вместе сядем в тазик и скатимся с горы». А «АиФ-СК» поинтересовался – умеет ли он кататься на лыжах. «Учиться буду только на своей лыжне, - уверенно заявил Евкуров, - вот запустим, тогда и начну брать уроки!».

Елена Евдокимова «АиФ-СК»