01.04.2004

Когда будем отмечать?

В этом году исполняется восемьдесят лет со дня принятия ВЦИКом постановления об упразднении Автономной Горской Советской Социалистической Республики и образования по национальному признаку двух автономных областей – Ингушской и Северо-Осетинской. Автономные области входили в состав РСФСР и имели свой административный центр в городе Владикавказ.

Указанный документ вышел в свет 7 июля 1924 года в отмену декрета ВЦИК от 20 января 1921 года о Горской Автономной ССР.

10 августа 1924 года в Базоркино состоялся митинг с участием представителей всех селений Ингушетии и других жителей близлежащих населенных пунктов, посвященный выделению Ингушетии в самостоятельную Автономную область.

Празднование выделения соседней Северной Осетии в автономную область состоялось 12 августа 1924 года в станице Ардон.

Такое позднее празднование этого важного события в Ингушетии связано прежде всего с тем, что после издания вышеприведенного документа необходимо было безотлагательно решить ряд очень значимых для дальнейшего становления автономной области проблем.

В последующие годы официальным праздником был объявлен день - 1 августа. К этой знаменательной дате готовились заблаговременно. Об этом свидетельствует ряд архивных документов.

Еще в мае 1925 года секретарь Ингушского обкома партии Идрис Зязиков и председатель областного исполкома Иналук Мальсагов пишут секретарю Северо-Кавказского крайкома РКП (б) Анастасу Микояну «Ввиду политического значения данного вопроса, настоящим просим Вас поддержать наше ходатайство перед Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом».

А ходатайство, представленное И.Мальсаговым и И.Зязиковым во ВЦИК, гласило: «Объявление Ингушетии Автономной Областью вызвало в крестьянских массах значительный подъем и укрепило их связь с Советской властью. Ближайшим результатом этого явилось: ликвидация бандитизма и усиление доверия к местным органам Советской власти, что открывает в свою очередь перед местными Советами и партийными организациями широкие возможности в деле Советского строительства как в культурной, так и в хозяйственной областях.

Чтобы углубить наметившийся в крестьянских массах здоровый национальный подъем и использовать его: 1) для дальнейшего усиления связи этих масс с Коммунистической партией и Советской властью, 2) развития на селе Советской общественности, Обком Ингушской Автономной Области наметил организацию празднования первой годовщины объявления ВЦИК Ингушской Автономной области. В интересах больших политических результатов от этого празднования Обком и Исполком Ингушской Автономной Области считают необходимым, чтобы Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет в день празднования 1-го августа – 25 года поднес трудящимся Ингушской Автономной Области грамоту с указанием их заслуг перед Советской властью в гражданской войне в 18 и 19 годах, которые не раз отмечались товарищами Микояном, Орджоникидзе на съездах и собраниях в Ингушетии, а недавно во время проезда были отмечены также товарищами Рыковым и Чичериным, с перечислением наиболее выделившихся в этой борьбе аулов (Экажево, Сурхахи, Кантышево, Долаково, Кескем, Кескемские хутора, Пседах и Сагопши), о чем мы и просим ВЦИК настоящим отношением».

Но Микоян не был бы Микояном – добродушным, честным и справедливым, в частности к Ингушетии и ингушам, насколько это позволяла ему обстановка и общественно-политическая ситуация в стране – если бы он не пошел дальше, не постарался бы сделать больше, чем просили его коллеги по партии.

Прежде всего от имени А. Микояна в июне 1925 года Управляющий делами Северо-Кавказского Крайкома РКП (б) Ефимов направил председателю Крайисполкома Толмачеву письмо с просьбой поставить на рассмотрение Президиума Крайисполкома вопрос о награждении орденом Чечни и Ингушетии.

Чуть позже сам А. Микоян направил Секретарю ЦК РКП (б) И. Сталину (копию Секретарю ВЦИК Киселеву) письмо следующего содержания: «В личной беседе с Вами я сообщил о настоятельном желании Чечни, а за ней Ингушетии получить орден Красного Знамени за революционную борьбу на поле гражданской войны этих народов.

Необходимое разрешение вопроса становится особенно острым после того, как Грозненский совет получил орден. Отказ в таковом Чечне и Ингушетии повлияет на национальное настроение этих народов в худшую сторону, поэтому необходимо разрешить вопрос в положительном смысле. В беседе с Вами Вы сочли возможным награждение орденом, после чего я, по настоянию горцев, поставил на бюро Крайкома, причем остальные националы поддержали и Бюро Крайкома постановило настоятельно просить о награждении орденом Красного Знамени.

Такое же постановление вынес и президиум Крайисполкома, последним возбуждено ходатайство перед ВЦИКом. При сем прилагаю выписку из постановления Крайисполкома и проект постановления Президиума ВЦИКа.

Вопрос нуждается в скорейшем разрешении, дабы Ингушетии вручение ордена Красного Знамени приурочить ко дню объявления Автономии Ингушетии – 1 августа.

Вручение может произвести кто-либо из нас, если не будет члена ВЦИКа из москвичей.

Прошу сделать соответствующее указание фракции Президиума ВЦИКа.

Секретарь Северо-Кавказского Крайкома РКП (б) А. Микоян».

К письму был приложен проект: «Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

О награждении орденом Красного Знамени Чеченской области и Ингушетии.

Считая необходимым отметить стойкость и мужество, проявленные народами Чечни и Ингушетии в дни героической борьбы с белогвардейскими бандами Деникина и в ознаменовании изгнания врагов трудящихся из пределов Северного Кавказа при участии доблестных Чечни и Ингушетии, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет постановляет наградить народы Чечни и Ингушетии орденом Красного Знамени.

К великому сожалению как для всего ингушского народа, так и для Анастаса Микояна, в тот день - 1 августа 1925 года - не состоялось вручения Ингушетии ни ордена Красного Знамени, ни грамот. Более того, не приняли участия в этом знаменательном событии в жизни народа Ингушской автономной области представители ВЦИКа, не удалось это сделать и самому А. Микояну – то ли указание получил из Центра, то ли занят был более важными делами.

Тем не менее, вся Ингушетия торжественно отметила 1 августа 1925 года годовщину объявления своей Автономии. В праздновании приняла участие находившаяся в то время в Ингушетии в командировке заведующая организационно-распределительным отделом Северо-Кавказского крайкома РКП (б), член бюро крайкома партии Розалия Землячка. Вот что она пишет по приезду в Ростов 4 августа 1925 года секретарю крайкома РКП (б) А. Микояну:

«Добрый день, товарищ Микоян!

Только что вернулась из Ингушетии.

Годовщина автономии прошла очень удачно. До 4 тысяч собралось в Базоркино – приехали из самых далеких аулов. Но женщин была горсточка – человек 200 – не больше.

От Крайкома пришлось выступить мне. Общее собрание послало товарищу Сталину, Вам и Землячке привет – горячий (не смейтесь, пожалуйста), а у меня было довольно гнусное чувство, что Вас никого нет и приходится от имени края выступать. Есть что-то особое в настроении массы ингушей. Как-то особенно сдержанная масса, - а если прочитать что-либо в чертах – то это и сила, и воля, и страдания.

А подъем есть – только в своеобразной форме.

Постановили организовать клуб – первый клуб имени Микояна…»

И в последующие годы Ингушетия праздновала день объявления автономии 1 августа.

Поэтому, считаем, что в текущем году восьмидесятилетний юбилей провозглашения Ингушетии автономной областью правильнее будет отметить в воскресный день 1 августа, объявив 2 августа выходным днем.

А. ЯНДИЕВ, политолог, г. Малгобек

Фотогалерея