31.03.2004

Кавказская политическая кухня

Владимир Путин произвел настоящий форум

Вчера президент России Владимир Путин участвовал в работе объединенного форума народов Кавказа и, по подсчетам специального корреспондента „Ъ" АНДРЕЯ КОЛЕСНИКОВА, восемь раз от семи докладчиков в течение полутора часов принял искренние поздравления в связи с избранием на пост президента Российской Федерации.

Вчера утром у входа в пансионат «Русь», который известен просвещенной публике прежде всего тем, что прошлой осенью именно здесь в ожидании встречи с президентом России три дня томился президент Белоруссии, собрались гости форума. Ростом и сверкающей на солнце формой выделялся советник президента Чечни атаман Погребной. Он рассказывал желающим, что предки Ахмата Кадырова — казаки.

— Значит, он казак, а не чеченец? — спросили атамана.

— Конечно, казак! — радостно отвечал тот.— Его тейп Гуной откуда взялся? Они же самые молодые мусульмане в мире! Доели последний котел свинины и приняли мусульманскую веру.

Тут к Григорию Погребному подошел Павел Федотов, атаман Ставропольского края. Атаманы обнялись. И вдруг советник президента Чечни буквально на глазах побледнел:

—А ты, Павел, как прошел-то сюда? Ставропольский атаман не понял:

— Так я ж участник!

— Да кинжал-то как пронес? У меня мой отобрали. Звенел, когда я через рамку проходил.

На поясе у атамана Федотова и правда висел кинжал в ножнах. Атаман, похоже, хорошо подготовился к встрече с президентом страны.

Подошел помощник президента России Асланбек Аслаханов. Его назначили на эту должность два месяца назад и на днях подтвердили, что в его жизни с реформами в администрации президента ничего не изменится. Слышать это было довольно странно. Помощники президента уже были назначены накануне. В результате статус помощника вырос по идее до невиданных ранее размеров. Соответствует ли Асланбек Аслаханов этим размерам? Вопрос. Но, кажется, не для него.

— А как вы работаете с президентом Кадыровым? У вас все с ним было не очень хорошо? Перед выборами список ваших претензий к нему вызывал уважение.

— Работаем,— вздохнул господин Аслаханов.— Надо же работать. Госслужба...

Он, наверное, хотел добавить «будь она неладна», но, как госслужащий, конечно, сдержался.

Тут к атаману Погребному подошел Ахмат Кадыров. По просьбе фотографов они два раза крепко обнялись.

— Так вы казак? — спросил я господина Кадырова.

— Казак! — охотно согласился он. —А почему?

—Атаман только что рассказал про это.

— Предки у вас, Ахмат-Хаджи, из казаков,— торопливо сказал атаман Погребной.

— Ну да,— хмуро подтвердил господин Кадыров.— Казак я. Не видно, что ли?

На дорожке, ведущей ко входу в пансионат, показался новый полпред президента по Южному федеральному округу Владимир Яковлев. Он улыбался своей знаменитой с некоторых пор немного смущенной улыбкой. Накануне вечером господина Яковлева, как и десять дней назад, назначили на должность полпреда по Южному федеральному округу. С этим я его и поздравил.

— Спасибо! — сердечно сказал господин Яковлев.

— И как вам в новой должности?

— Хорошо очень!— подтвердил он мои худшие предположения. –Понимаете, жизнь на Кавказе необычайно интересна! Вот вчера мы после совещания все вместе смотрели концерт художественной самодеятельности. Как красиво! Танцы такие... Я таких никогда не видел! Если вся наша жизнь будет такой же красивой и веселой, как эти танцы на сцене, будет ведь все просто чудесно!

— Но она же не будет как на сцене.

—Не будет? — расстроился он.—Ну да, наверное. Но надо, по крайней мере, стремится же к этому.

Через несколько минут всех позвали в зал на совещание.

Владимир Путин в своем вступительном слове сказал главное: никаких ссылок на то, что Кавказ — неблагоприятный для инвестиций и вложений регион, быть больше не должно. Теперь польются инвестиции.

—И хотел бы напомнить завещание имама Шамиля,— подозрительно добродушно сказал Владимир Путин.— Надо хранить верность российскому государству и жить в мире и согласии с его народами.

Так и тянет написать, что теперь будут хранить верность и жить в мире. Но что-то удерживает от этого.

Президент Ингушетии Мурат Зязиков громко зачитал свой доклад:

- Слова, только что произнесенные президентом, являются программой для нас всех… Сепаратисты оказались на задворках истории… Давайте же, люди дорогие, поздравим президента с новым доверием народа и выразим уверенность, что теперь дела государства пойдут в гору!

А как, интересно, они шли до этого? Мурат Зязиков обратился с убедительной просьбой к представителям средств массовой информации изменить представление граждан России «о Кавказе как о регионе тревожной периферии».

— Для этого надо как можно больше рассказывать о Кайсыне Кулиеве, Розе Исимбаевой, Расуле Гамзатове и других таких же сыновьях и дочерях Кавказа,— дал он дельный совет представителям СМИ.

Получивший слово владыка Феофан, чья узкая специализация состоит в разрешении конфликтов на религиозной почве путем мирных переговоров с его участниками, за годы кормления на Северном Кавказе пришел к выводу, что почти все конфликты в этом регионе возникают из-за девушек.

— Стоит устранить причину конфликта,—поделился он своим рецептом,— и сразу наступает долгожданный мир.

В конце своей горячей проповеди владыка Феофан обратился к Владимиру Путину:

— Я мог бы сказать вам: мы, Владимир Владимирович, делаем все, что нужно. Но нет! Это не так. Мы делаем все, что нужно, но постепенно.

Поспорив, таким образом, с президентом, владыка Феофан сел на место. После него слово получил муфтий Исмаил-Хаджи Бердиев. Речь его была полна смирения и конструктивных предложений по благополучному обустройству Кавказа. Но ближе к концу своего выступления муфтий вдруг сорвался:

— Камнем преткновения между мусульманами и православными в Ставропольском крае стала строящаяся мечеть. Эта злополучная проблема...

— Мечеть не может быть злополучной проблемой,— вкрадчиво поправил его господин Путин.

Муфтий в сердцах пожал плечами.

- И вообще,- закончил он,— надо помнить: нас нельзя объединить оружием!

Эти слова прогремели как гром среди ясного неба. Муфтий фактически выступил на стороне сепаратистов, оказавшихся только что на задворках истории. Я обратил внимание, как Ахмат Кадыров быстро отправил записку в президиум. Владимир Путин прочитал ее и кивнул. Президент Калмыцкого института гуманитарных исследований Нина Очирова рассказала жуткую историю:

— Если по телевидению показывают Туву, то почему-то обязательно барана, из которого достают сердце...

Неожиданно Владимир Путин предоставил слово Ахмату Кадырову (так «выстрелила» его записка).

— Будет мир у нас или нет? — с раздражением спросил Ахмат Кадыров.— Можно сделать! Я давно предлагал: надо в думе принять закон, который бы преследовал ваххабизм.

В зале раздались уверенные аплодисменты.

— Мы не можем их задерживать за ваххабизм сейчас,— продолжил господин Кадыров.— Они, конечно, будут говорить, что их по-партийному преследуют. Ничего, не страшно!

Понятно, что если принять такой закон, ему вообще ничего не будет страшно.

По такому закону невиноватых в Чечне, похоже, не останется.

— Я знаю положение муфтиев. Когда надо, мы поднимаем их всех! И не помогаем потом. Я понимаю: отделяем религию от государства. А людей мы не можем отделить! Короче, надо дать им зарплаты. Я у себя им уже даю.

А чего в самом деле лицемерить? Когда надо, поднимают в ружье, а денег не платят. У господина Кадырова муфтии, выходит, те же контрактники. И везде должно быть так.

Кроме того, Ахмат Кадыров очень недоволен тем, что в России не меньше 60 равноправных муфтиев.

—Должен быть один, как Алексий II!

Три муфтия, сидевшие в первом ряду, недовольно переглянулись. Сравнение им совсем не понравилось.

Напоследок господин Кадыров обрушился с критикой на «Первый канал» за сериал о российском спецназе в Чечне:

— Этот спецназ уничтожает дебильных чеченцев! Два десантника убивают по 200-300 чеченцев. Хотят, как американцы, кино делать, но не могут! А еще «Первый канал»!

Напоследок Владимир Путин предоставил слово председателю совета ветеранов Волгоградской области Юрию Некрасову. И, кажется, чуть не пожалел об этом.

—Уважаемый Владимир Владимирович! Народ вас избрал, народ вас и... Наступила короткая пауза.

—И поддержит! — пауза все-таки была эффектной.

Взамен Юрий Некрасов попросил президента только об одном одолжении:

— Спасите наши души, Владимир Владимирович!

А.КОЛЕСНИКОВ, газета «Коммерсантъ», 27.03.2004 г., №55

Фотогалерея