НОВОСТИ

"МЫ ТОЖЕ В ОТВЕТЕ ЗА БУДУЩЕЕ ИНГУШЕТИИ…"
30.07.2007

В Ингушетии турки-месхетинцы нашли пристанище после страшных Ферганских событий, отсчет которых начался 26 июня 1989 года. Беспорядки и столкновения на межэтнической почве, вскоре переросшие в кровавую резню, заставили этот многострадальный народ покинуть территорию Узбекистана, куда он, наряду с другими республиками Средней Азии и Казахстаном, был депортирован по приказу Сталина в ночь с 14 на 15 ноября 1944 года.

Турки-месхетинцы, проживавшие в Узбекистане, были рассеяны по всей стране. В Грузию - на этническую родину, утраченную во времена сталинщины - дорога для них была закрыта. Оказавшись в Ингушетии, местом для своего компактного расселения турки-месхетинцы избрали Старый Малгобек и станицу Вознесеновскую. Главную роль при их выборе сыграли дешевизна жилья, расположенного в оползневой зоне Терского хребта, и прекрасная возможность заниматься здесь ведением частного хозяйства. Для прирожденных земледельцев, коими являются турки-месхетинцы, земля всегда оставалась матерью-кормилицей. Впрочем, блестящее образование и опыт работы помогли многим из них ярко проявить себя и в других сферах - в здравоохранении, образовании, в строительной отрасли Малгобекского района.

Историческая справка Выселение турок из Месхетии-Джавахетии - междуречья Чороха и Куры на юге Грузии - Ахалцихского, Адигенского, Аспинзенского, Ахалкалакского и Богдановского районов было осуществлено, несмотря на то, что и по сей день нет никаких материалов о их предательстве во время Великой Отечественной войны или враждебном отношении к советской власти. Более того, от 158-тысячного народа на фронт ушло 40 тысяч его сыновей, из которых в живых осталось только 14 тысяч. Специальное постановление Государственного Комитета Обороны от 14 ноября 1944 года гласило, что лица турецкой национальности подлежат переселению "в целях усиления безопасности границ". Однако гитлеровские войска к тому моменту были уже отброшены к западным границам СССР, а Турция, еще в 1939 году предлагавшая союз, отвергнутый СССР, придерживалась нейтралитета. По данным советской разведки никакие перемещения или скопления турецких войск вблиз границ Советского Союза не производились. В годы Великой Отечественной войны восемь турок-месхетинцев стали Героями Советского Союза, трое – полными кавалерами ордена Славы, двое защищали Брестскую крепость, многие, отличившись в боях, украсили свою грудь орденами и медалями. Турки из Месхетии представляют собой особую этнографическую группу турецкого этноса. Эта этническая группа, как и многие другие этнические образования, складывалась в пограничной зоне двух этнических территорий - Турции и Грузии. Доминирующей здесь всегда оставалась турецкая составляющая, что подтверждает не только восточно-анатолийский диалект турецкого языка, на котором говорят турки из Месхетии, но и наличие турецкой культурной основы. Кампания за искоренение из списка советских народов слова "турок" началась еще в 1924 году, когда Сталин предложил Омару Фаику, лидеру месхетинских турок и первому признанному авторитету среди народа сменить национальность. В период с 1930 по 1939 годы туркам насильственно стали изменять национальность и фамилии, практически обезглавили народ, уничтожив всех мало-мальски грамотных и авторитетных, влиятельных среди турок людей. Сам Омар Фаик - известный публицист-демократ, писатель и поэт, издатель, член Ревкома Грузии - был казнен в 1937 году по приговору тройки НКВД республики. В ноябре 1944 г. все турки были депортированы из Месхетии-Джавахетии. Опустели, были разорены и распаханы 212 турецких деревень, где и по ныне не звучит выразительный, чистый как горный снег язык древнейшей Восточной Анатолии.

Дружелюбные, приветливые и улыбчивые турки-месхетинцы быстро прижились в Ингушетии. К тому же этот народ всегда отличали завидное трудолюбие и упорство, что не могло не вызывать к нему симпатий. А для ингушей, также переживших в 1944 году сталинскую депортацию, турки-месхетинцы оказались еще и собратьями по несчастью.

- Ингушские власти, - рассказывает лидер турецкой диаспоры в Ингушетии, представитель международного общества месхетинских турок "Ватан" (Родина) Бинали Халилов, - пошли тогда на беспрецедентный шаг. Здесь нам, в отличие от других регионов России, было разрешено получить прописку. Этой возможности были лишены даже местные жители, ввиду того, что уже началась разработка программы по переселению из оползневой зоны Малгобекского района. Теперь мы, как граждане, имеющие прописку, стали участниками этой программы. Кто-то уже получил новое жилье, другие ждут своей очереди...

Об этом и других фактах, свидетельствующих о внимательном отношении властей отдельно взятого российского региона к проблемам турков-месхетинцев, Бинали Хамзаевич Халилов эмоционально рассказывал участникам всемирного конгресса турков-месхетинцев, который проходил год назад в Анкаре под патронажем турецкого правительства. На фоне всеобщей тревоги и озабоченности, вызванной наметившимися тенденциями по выдавливанию турок-месхетинцев из Краснодарского, Ставропольского краев, а также из других регионов России, выступление Б. Халилова было встречено в Анкаре с большим вниманием и интересом. В частности, федерация турков-месхетинцев, проживающих сегодня в Турции, впоследствии направила благодарственное письмо президенту, правительству, ингушскому народу, в котором высоко оценена помощь и поддержка, оказанные их собратьям в трудное время. "Верим и надеемся на дальнейшую поддержку со стороны братского ингушского народа", - говорится в письме.

Национально-культурная автономия в Российской Федерации - это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры. Национально-культурная автономия является видом общественного объединения. Организационно-правовой формой национально-культурной автономии является общественная организация.

Из Анкары Б.Х. Халилов вернулся с идеей создать в Ингушетии национально-культурную автономию турок-месхетинцев. Эта идея была поддержана местной турецкой диаспорой, но еще некоторое время не находила конкретной реализации. "Честно говоря, - признается Бинали Халилов, - я просто не знал, с чего начать". Так продолжалось до его обращения к известному в Ингушетии специалисту в области права, Лемке Цечоевой, которая возглавляет Малгобекский федеральный суд. Получив подробные разъяснения, Б. Халилов обратился в управление Росрегистрации по РИ, где ему и рассказали об особенностях государственной регистрации национально-культурной автономии в Республике Ингушетия, а также тех требованиях, которые предъявляются при этом заявителю. Таким образом, в настоящее время турецкая диаспора уже готовит пакет документов, необходимых для регистрации своей национально-культурой автономии.

Нынешний лидер турецкой диаспоры Ингушетии родился в узбекском городе Янгиюле в семье дехканина. В 1982 году окончил среднюю школу №25 в колхозе им. Назарали Ниязова и поступил на вечернее отделение механического факультета Узбекского ордена Красного знамени института инженеров железнодорожного транспорта.

Осваивая специальность инженера-механика, Б. Халилов работал сначала в депо, а затем и лаборантом на одной из институтских кафедр. В 1988 году, по окончании института, стал главным механиком янгиюльского кирпичного завода. 1 августа 1990 года был вынужден покинуть Узбекистан и оказался в Краснодаре. Позже, в ноябре 1990 года, перебрался к родственникам, которые обрели кров в Ингушетии. Здесь же в 1995 году Бинали Халилов нашел и свое семейной счастье, соединив судьбу с голубоглазой красавицей-турчанкой Джаннет Багировой.

В семье Халиловых трое детей. Старший сын Микаил сегодня учится по целевому направлению от Ингушетии на педиатрическом факультете Ставропольской медицинской академии. Дочь Гюзель окончила среднюю школу №1 станицы Вознесеновской. Младший - Исрафил - девятиклассник этой школы.

- Создание национально-культурной автономии для нас не самоцель, - говорит Бинали Хамзаевич. - И действуем мы вовсе не из желания каким-то образом обособиться. Напротив, создание такого рода объединения позволит нам принимать более активное участие в жизни Ингушетии. Турки-месхетинцы прирожденные земледельцы. В этом вы можете убедиться, увидев поля, арендованные ими у малгобекских фермеров. На 100 гектарах они вырастили прекрасный урожай картофеля, лука, томатов, огурцов, кукурузы, фасоли, различной зелени. Мы планируем обратиться в Минсельхоз Ингушетии с просьбой помочь нам создать собственное крестьянско-фермерское хозяйство. Выгода при этом была бы обоюдная. Тем более, что среди нас есть и дипломированные специалисты в области сельского хозяйства. Думаем мы заняться и благотворительностью, поставляя фрукты и овощи в интернаты и детские сады республики. Действующая национально-культурная автономия могла бы также привлекать в Ингушетию как частные, так и государственные инвестиции из Турции. Кстати, создать такую автономию ингушские власти предлагали нам и прежде, но только сейчас к людям пришло понимание того, что надо думать о перспективах - Ингушетия по-настоящему стала для нас родным домом и мы тоже в ответе за ее будущее...

На сегодняшний день в Ингушетии проживает более двухсот турецких семей. Живут турки-месхетинцы в Ростовской области, Ставропольском и Краснодарском краях, в Кабардино-Балкарии и в Северной Осетии.

Проблема их возвращения на историческую родину по-прежнему остается нерешенной, несмотря на все усилия Совета Европы.

Ахмет ГАЗДИЕВ газета "Сердало" № 103 от 28 июля 2007 года.